Репетитор английского языка Лариса Шушунова

Лариса Шушунова,  поэт, писатель, культуролог, литературный критик, преподаватель английского языка,

Если вы решили изучать язык туманного Альбиона, то наверняка бы вам хотелось узнать побольше о репетиторе, чтобы определить для себя, стоит ли у него учиться.


Итак, краткая биография. Родилась и выросла в Петербурге, тогда ещё Ленинграде. Вначале поступила в школу с французским языком, английский вошёл в мою жизнь несколько позже. Разумеется, тогда я не мыслила стать частным репетитором на дому, а мечтала о карьере дипломата. Для этого я вполне добровольно взвалила на себя должность политинформатора класса, смотрела каждый день программы «Международная панорама», "Время", не пропускала ни одного выпуска "Новостей". А по окончанию шестого класса я перевелась из французской школы в английскую. Главным интересом моей жизни была Индия, её история, культура, языки, политическая жизнь, а одним из кумиров детских лет – Индира Ганди. Напомню, что в Индии английский язык является вторым государственным.

В седьмом классе я познакомилась с известным индологом Петром Алексеевичем Баранниковым – в конце 1980-х он читал в обществе «Знание» лекции по этнологии Индии. Под его мудрым руководством я стала изучать ещё и язык хинди и через год уже переписывалась с гражданами Индии, среди которых были как школьники, так и взрослые – журналисты, бизнесмены, деятели культуры. (Переписка велась на хинди и на английском, т.к. жители южных штатов не признают хинди в качестве государственного языка). Даже обменялась приветственными посланиями с премьер-министром страны Радживом Ганди: я послала ему стишок собственного сочинения, посвящённый памяти его матери Индиры Ганди, – он поблагодарил. Сейчас мои познания в хинди благополучно сошли на нет, но до сих пор, когда слышу индийские песни, кое-что понимаю, а знаки шрифта деванагари помню до сих пор.


К сожалению, я не добрала одного балла на Восточный факультет ЛГУ и перекинула документы на отделение русской филологии. Впрочем, возможность посещать занятия по санскриту, хинди, английскому у меня оставалась всегда, благо оба факультета – восточный и филологический – находятся в одном здании.
Постепенно мой интерес сместился в сторону самой лингвистики, сравнительного языкознания: привет профессору Толкиену! Эльфийских наречий я, правда, не создавала, но копаться в языках, живых и мёртвых, находить исторические связи между словами древнерусского, староанглийского, санскрита было поистине наслаждением.


Развал СССР вкупе с академической наукой привёл к выбросу на улицу огромного количества невостребованных специалистов. Особенно несладко пришлось в 90-е нашему брату-гуманитарию. Филфак пришлось оставить после второго курса по ряду обстоятельств, но торговать подштанниками, чтобы "вписаться в рынок", мне было не по душе. Пришлось отложить теоретические штудии и поднажать на разговорный английский, чему способствовала полугодовая языковая практика в США. Но работа секретарём в фирме по возвращению показалась скучной, иссушающей мозг и не оставляла свободного времени на другие интересы.


В 1996 году я снова поступила в СПбГУ, на сей раз на истфак, по кончанию которого пошла работать сначала в обычную школу, затем в гимназиm им. Сервантеса в качестве учителя английского языка и истории СПб. Получив необходимый опыт контакта с детьми любого возраста, я сменила благородную миссию школьного учителя на поприще "вольного стрелка": стала репетитором по английскому. Одно время подрабатывала переводами на дому, в том числе американского фэнтeзи. ССылки на мои переводные романы есть в соответствующих пунктах меню


В настоящее время я работаю над созданием интерактивного учебника английского языка и словаря для детей. Также являюсь членом Союза Писателей СПб, постоянным автором литературных журналов «Звезда» и «Нева».

1